Лазурный берег

Определить точные границы Лазурного берега (Cote d'Azur) - задача весьма затруднительная. В самом деле, Лазурный берег — это, скорее, идея, мечта, мираж, нежели точно географически локализованное место. Парадоксально, но о Лазурном береге проще рассказать "когда", чем "где".

Береговая полоса, приблизительно между Ментоном и Сен-Тропе, натуральное продолжение Лигурийской Ривьеры, была объектом завоеваний и более или менее мирных колонизации, уже начиная с доисторических времён. На цивилизацию лигуров эпохи Бронзового века наслоились торговая деятельность греков, стратегические замыслы римлян, молитвенные труды монастырей, набеги готов, вандалов, лангобардов и сарацин, междоусобицы гвельфов и гибеллинов. Из-за военных и политических перипетий эти земли попадали под власть то итальянских государей, то французских.

Только начиная с XIX века, этот берег стал приобретать "лазурность", благодаря, в первую очередь, англичанам, избравшим эти места для отдыха и лишивших Италию короны "курортного царства ". Утверждения врача-шотландца Тобиаса Смоллетта о превосходных лечебных свойствах здешнего климата и морских купален дали импульс к путешествиям сюда, сперва на каретах, позднее морским путём или по железным дорогам, приведшим к преобладанию на Ривьере английского языка, в ущерб местным - французскому и итальянскому.

Можно сказать, что Лазурный берег - это изобретение британцев. Рыбацкий посёлок Канны превратился в символ светского блеска и роскоши благодаря лорду Броугему, поселившемуся здесь в 1834 г ради чахоточной дочери. Спустя полвека некогда безвестное поселение стало знаменито не менее престижнейшего Монте-Карло. На Ривьере - сначала в Йере, затем в Ницце - с 1882 г. проводила зимы королева Виктория с сыном Леопольдом. Самым англизированным стал Ментон, где жило около полусотни медиков англичан, действовали знаменитый санаторий и множество частных клиник. В 1892 г. Ассоциация развития науки объявила Ментон самым чистым и благоустроенным городом во Франции.

Немалый вклад в легендарную репутацию Ривьеры внесла русская знать и интеллигенция. Здесь отдыхали Императрицы Александра Феодоровна (с 1856 г.), Мария Александровна и Мария Феодоровна, лечился – увы, безуспешно - Цесаревич Николай Александрович (скончался в Ницце в 1865 г), бывали Гоголь, Соллогуб, Тютчев, Лопухин, Л. Толстой, Бунин, Набоков и многие другие. В Ментоне, Ницце, Каннах и Сен-Рафаэле возникли прекрасные русские храмы. Облик курорта быстро менялся, чему способствовало открытие регулярного железнодорожного сообщения. Многочисленные лечебные учреждения, пансионы, игорные дома создавали атмосферу бездумного и шикарного отдыха, со всеми его развлечениями.

К аллеям и променадам Лазурного берега потянулись не только венценосные и титулованные особы, но и люди попроще, а также профессиональные картёжники и авантюристы всех мастей, включая таких знаменитых и загадочных дам, как шпионка Мата Хари, танцовщица Каролина Отеро и писательница Анаис Нин. Процветала и художественная жизнь: в Опере Монте-Карло звучали произведения Берлиоза, Массне, Равеля, Дебюсси, Стравинского, давались блестящие хореогафические фантазии Дягилева в гениальном исполнении Павловой и Нижинского, с костюмами и декорациями Пикассо, Матисса, Утрилло, Брака и Дерена. После Первой мировой войны поток визитёров из-за Атлантики стал преобладать над потоком из-за Ла-Манша.

В 1920-30-х годах Лазурный берег увидел Фрэнсиса Скотта Фитцжеральда, Эрнеста Хемингуэя и целое голливудское "созвездие" (Кларк Гейбл, Хамфри Богарт, Рита Хейуорт, Джон Уэйн и, позднее, Грейс Келли). Начиная с 1946 г. Канны и его "пальмы" завоевали славу европейского Голливуда. Дворец фестивалей с его "звёздами", кинематографическими знаменитостями всех рангов, воротилами шоубизнеса, честолюбцами и искателями приключений прочно вошёл в заголовки мировой прессы. В том же 1946 г. Пикассо переехал жить в Антиб и Валлори и больше никогда не покидал Ривьеру.

Маэстро из Малаги, вслед за своими предшественниками – Ренуаром, Моне, Матиссом, Синьяком и Кро - обрёл в этом волшебном месте вдохновение, как для новых уникальных тонов своей палитры, так и для выразительности своих образов.


Монте-Карло в 1872 г. на иллюстрации Гюстава Жане.